Банки могут прекратить сотрудничество с коллекторскими агентствами

Банки могут прекратить сотрудничество с коллекторскими агентствамиПредставители Минюста, НБУ и коллекторских организаций (компаний, которые занимаются сбором долгов) договорились о создании совместной рабочей группы для разработки проектов нормативных актов, призванных урегулировать деятельность коллекторов. В частности, планируется, что в течение месяца рабочая группа разработает проект Закона “О коллекторской деятельности и коллекторских организациях”, который может быть внесен в парламент Кабмином.

Однако еще до принятия такого Закона планируется внести ряд изменений в постановление НБУ №428 от 09.11.06 г. об основаниях и ограничениях относительно передачи третьим лицам информации, содержащей банковскую тайну. Кроме того, Нацбанк и Минюст до принятия специального Закона планируют издать совместное разъяснение относительно подзаконной правовой регуляции деятельности коллекторских компаний.

Такое решение стало промежуточным результатом борьбы, развернутой властями против коллекторов. Напомним, что 20 февраля 2009 г. против сборщиков долгов на всю страну выступил министр юстиции Николай Онищук: “С моей точки зрения, деятельность таких фирм сегодня находится вне закона. Это сегмент финансово-банковской деятельности, и он должен лицензироваться. А такого (специального) законодательства у нас нет”. Дело в том, что при передаче в работу коллекторам задолженности по кредиту банк передает также персональную информацию о проблемных заемщиках.

По мнению Онищука, банк имеет право передавать такие сведения только субъектов, круг которых определен законом. “Банк имеет право передавать информацию, но не коллекторской фирме”, – подчеркнул Онищук. На вопрос, почему же Минюст до сих пор не урегулировал данную проблему, он ответил: “Коллекторские фирмы, по сути, появились буквально месяц тому назад, когда реально возникла проблема взысканий. В ближайшее время Минюст внесет предложение относительно запрещения в законодательном порядке деятельности таких фирм”. Справедливости ради отметим, что первые коллекторские компании на отечественном рынке начали появляться еще в 2006 г.

Интересно, что антиколлекторскую инициативу Минюста незамедлительно подхватил Президент Украины. Уже 24 февраля Виктор Ющенко обратился с письмом к Генеральному прокурору, министру юстиции, министру внутренних дел, и.о. председателя НБУ “с просьбой принять меры для того, чтобы коллекторские компании придерживались требований законодательства, и урегулировать их деятельность”. Минюст не заставил себя долго ждать. Уже 27 февраля ведомство сообщило об отмене государственной регистрации п.2 постановления НБУ №428.

Этим документом регулятор внес изменения в свое постановление №267 от 14.07.06 г. Тогдашние новации НБУ позволяли банкам даже без согласия клиентов “передавать персональную информацию организациям для выполнения ими своих функций или предоставления услуг банкам, при условии, что эти функции/услуги относятся к основной деятельности банка”. То есть, по сути, до последнего времени банкиры имели возможность опираться на нормы НБУ при передаче коллекторам информации о заемщиках без согласия со стороны последних. Минюст объяснил свое решение тем, что отмененная норма нарушала права заемщиков, а именно противоречила ст.32 Конституции, а также ст.60-62 Закона “О банках и банковской деятельности” (в данных статьях речь идет о защите персональных данных и банковской тайне). По словам Николая Онищука, даже после такого решения Минюста нормы постановления НБУ №267 позволяют банкам передавать информацию о клиентах третьим лицам при наличии в кредитном договоре соответствующих оговорок.

Участники рынка уверяют, что в большинстве кредитных договоров содержится пункт о том, что банки имеют право передавать персональную информацию о заемщиках третьим лицам. По словам директора компании Verdict Валерия Светлова, они и ранее не работали с банками, если не было согласия заемщика на передачу информации. “В абсолютном большинстве случаев соответствующая оговорка есть в кредитных договорах”, – отмечает Станислав Людкевич, директор компании “VAB-Экспресс”. В то же время есть “проблемные” договоры и без такой нормы. “Были банки, которые хотели передавать нам портфели кредитов без согласия заемщиков, теперь, после действий Минюста, они вынуждены отказаться от этого намерения”, – рассказывает Роман Кривошеев, директор компании X-Point.

Время собирателей

Сейчас в Украине работают примерно 10 крупных коллекторских компаний, которые активно развивают собственную региональную сеть. Еще около 30 таких фирм осуществляют деятельность только в конкретных регионах, являясь локальными игроками. С коллекторами сотрудничает 60-70 отечественных банков. При этом, по оценкам самих коллекторов, объем долгов, переданных банкирами коллекторским агентствам, составляет 2,5-3 млрд грн. Впрочем, некоторые участники рынка дают оценку в 15 млрд грн. По данным Ассоциации коллекторского бизнеса, на сегодняшний день только 7% всей проблемной задолженности банков передано в работу коллекторским компаниям.

Коллекторы довольно резко отреагировали на заявления министра юстиции и инициативы Президента, а некоторые из них даже пообещали обратиться в суд с иском против Минюста. “Мы намерены бороться любыми законными методами с “беспределом чиновников”, которые своими необдуманными заявлениями и действиями подрывают авторитет и финансовое благополучие публичных компаний, разрушают их бизнес”, – заявил Кирилл Ципривуз, генеральный директор “Независимого коллекторского агентства”. Коллекторы уверяют, что работают исключительно в рамках существующего законодательства, а заявления чиновников являются чистой воды популизмом.

По словам директора компании Credit Collection Group Гжегоша Копаниажа, в Польше и России также не существует специального “коллекторского” закона, но коллекторы работают в рамках Гражданского или Хозяйственного кодексов. Представители коллекторского бизнеса отмечают, что перед выходом на рынок консультировались, в частности, с НБУ и соответствующими комитетами ВР относительно законности своей будущей деятельности, и тогда никаких возражений со стороны чиновников не возникало.

Более того, в декабре 2008 г. крупнейшие компании даже создали Ассоциацию коллекторского бизнеса Украины, основные задачи которой – разработка и внедрение нормативной базы, четко регулирующей деятельность коллекторских фирм. Следует отметить, что крупные участники рынка заинтересованы в том, чтобы на рынке появились единые правила игры. По словам Романа Кривошеева, с началом финансового кризиса на рынок пришло много фирм-“однодневок” либо таких компаний, для которых коллекторская деятельность не является профильной.
При этом на “новичков” приходится около 40% полученной от банков проблемной задолженности. Давно работающие в сфере возврата долгов компании уверяют, что именно новые игроки занимаются “вышибанием” долгов, порой прибегая к сомнительным, с юридической точки зрения, методам, и тем самым наносят вред репутации коллекторского бизнеса как такового. “Я считаю, что коллекторы должны работать на рынке. Должно ли проводиться лицензирование этой деятельности – скорее всего, да, чтобы на рынок не выходили случайные игроки”, – считает Маргарита Ладыженская, заместитель председателя правления Индустриалбанка.

На подхвате

Если говорить о проблемной задолженности, которая чаще всего отдается на откуп коллекторам, то это окажутся займы на покупку бытовой техники, выданные в торговых сетях (PoS-loans), cash-кредиты и карточные кредитные линии. “С экранов телевизоров они (политики и госчиновники) рассказывают, что коллекторы будут отбирать квартиры и машины вместо судов, – возмущается руководитель коллекторской компании, пожелавший остаться неназванным.

– Но ведь это полный бред, так как львиная доля долгов, передаваемых коллекторам, это мелкие беззалоговые потребительские кредиты”. По словам директора Европейского агентства по возврату долгов Александра Ильчука, до 90% передаваемых коллекторам кредитных портфелей – это мелкие потребительские займы. Коллекторы утверждают, что практически не работают с авто- и ипотечными кредитами. Несмотря на резкий рост проблемной задолженности по данным направлениям кредитования, банки предпочитают разбираться с такими должниками самостоятельно.

Чаще всего банкиры перепрофилируют своих кредитных менеджеров, которые до кризиса занимались выдачей таких займов. “В основном передаем коллекторам бланковые (необеспеченные.) кредиты. Залоговыми ссудами занимается внутрибанковская служба безопасности – с ней легче работать”, – констатирует Маргарита Ладыженская. Подобные методы применяют и другие банкиры. “Мы передаем на отработку коллекторам только бланковые кредиты”, – подтверждает Станислав Людкевич.

На условиях анонимности банкиры признаются, что передают коллекторам только самые проблемные долги, когда уже ничего не могут поделать своими силами. “Коллекторам отдают уже практически безнадежную задолженность – самые настоящие “висяки”, – отмечает председатель правления небольшого столичного банка. По словам Романа Кривошеева, если просрочка по кредиту составляет 60-90 дней, то банки работают с ней самостоятельно. Коллекторам же обычно передается в работу “проблемка” с просрочкой 0,5-2 года. При этом комиссионное вознаграждение сборщиков долгов составляет 10-20% от суммы, которую удалось взыскать.

Также участники рынка опровергают расхожее мнение о том, что банки якобы массово продают свои проблемные кредитные портфели, а вместе с ними и права предъявлять претензии на возврат долгов к заемщикам. На самом деле в подавляющем большинстве случаев коллекторы сотрудничают с банками по принципу аутсорсинга. “Мы выкупили только один небольшой портфель кредитов. В основном работаем по договору комиссии или по доверенности, т.е. фактически действуем от имени банка”, – говорит Кирилл Ципривуз. Банкиры подтверждают распространенность именно такой практики. “Многие коллекторы задекларировали покупку портфелей, но я практически не знаю таких случаев”, – отмечает Маргарита Ладыженская.

Туманные перспективы

Выступая в телевизионном эфире 27 февраля, Николай Онищук был более сдержан в оценках, чем неделей ранее. “Коллекторская деятельность по своей сути является посреднической и не запрещена законом”, – признал министр. В то же время, по его словам, коллекторы могут работать с проблемной задолженностью только с согласия заемщика. То есть если в кредитном договоре есть подобный пункт, то претензий к коллекторам быть не может.

При этом Онищук считает необходимым четко выписать полномочия коллекторов при контактах с заемщиками. По его мнению, это позволит отделить профессиональную деятельность от злоупотреблений, которые уже появляются в этой сфере деятельности. “Мы должны поставить законодательные преграды на пути тех, кто в условиях кризиса хочет вернуться к ситуации 1990-х годов, когда существовало неправовое принуждение к выполнению гражданско-правовых обязательств”, – подчеркивает Николай Онищук.

При этом он советует заемщикам, которым докучают назойливые коллекторы, обращаться в МВД и в прокуратуру. Коллекторам, превышающим свои полномочия при работе с должниками, Онищук даже пригрозил ст.355 Уголовного кодекса.

Неприятности для коллекторского бизнеса сулит также намерение властей урегулировать полномочия представителей агентств в ходе работы с должниками. В неофициальных беседах банкиры и коллекторы признают, что основным инструментом воздействия на злостных неплательщиков является психологическое давление, нередко – запугивание. Поэтому принятие кодекса поведения существенно уменьшит эффективность работы коллекторов по выбиванию долгов. “На нынешнем политическом фоне принятие кодекса коллекторской этики будет для людей сигналом, что кредиты можно не возвращать, коллекторам дверь не открывать, на их звонки не отвечать”, – говорит на условиях анонимности заместитель председателя правления банка, входящего в группу средних. Он добавляет, что под давлением общественности и политиков Нацбанк может потребовать от своих подопечных вообще прекратить сотрудничество с коллекторами.

В любом случае коллекторы опасаются нормативных сюрпризов. Дело в том, что в кредитных договорах речь идет, как правило, о праве банка передавать информацию третьим лицам, а не конкретно коллекторам. “У нас в договорах есть согласие заемщика на передачу информации третьим лицам, но не указано, кому конкретно”, – говорит Ладыженская.

“В такой ситуации Нацбанк в качестве реакции на многочисленные жалобы со стороны обиженных заемщиков может запросто выдать разъяснение, запрещающее передачу персональной информации коллекторам, если в договоре нет прямого согласия заемщика на передачу данных именно подобным компаниям”, – рассуждает банкир, пожелавший остаться неназванным. Такие опасения подтверждает председатель Комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности Николай Азаров. Он убежден, что ни в одном кредитном договоре, заключенном в прошлом и позапрошлом годах, нет даже намека на коллекторов.

Юрист – об опыте

Юлия Кирпа, старший юрист юридической фирмы “Василь Кисиль и Партнеры”
Отсутствие специального закона не является основанием для того, чтобы считать, что коллекторские компании работают вне правового поля. Как правило, они действуют на основании договора поручения, заключенного с банком. То есть представляют банк в отношениях по взысканию долгов с заемщиков. Таким образом, предоставляя коллекторские услуги, данные компании действуют от имени банка на основании договора, возможность заключения которого прямо предусмотрена Гражданским кодексом.

В то же время методы коллекторов по взысканию задолженности не ограничиваются применением только лишь юридических инструментов (судебных процессов и исполнительного производства). Они также включают психологические способы воздействия на должника (например, звонки по телефону, письма по электронной почте, а в некоторых случаях и визиты домой). Поэтому необходимость принятия специального закона, регулирующего коллекторскую деятельность, является очевидной. Он позволил бы четко и однозначно провести границы между коллекторской деятельностью, осуществляемой в рамках законодательства, и нелегальными способами “выбивания” долгов.

Например, в США существует специальный нормативный акт, регламентирующий коллекторскую деятельность: Fair Debt Collection Practices Act (с англ. – Закон “О добросовестной практике взыскания долгов”), принятый в 1978 г. Он признает неправомерным использование угроз о нанесении физического вреда должнику, его близким или имуществу, угроз испортить репутацию, употребление оскорблений и непристойных выражений при разговорах с должником. Также нельзя постоянно звонить должнику, преследуя цель надоесть ему и заставить заплатить.

Автор – Дмитрий Гриньков
Источник – 
Бизнес

  Обсудить на форуме Обсудить на форуме  Подписаться на рассылку Подписаться на рассылку  Добавить свою новость Добавить новость Версия для печати 
 Опубликовано на сайте 19.03.2009 в разделах: Все новости, Законодательство, Коллекторские агентства, НБУ    ]

Реклама:

Еще в разделе:
« 
 »

 Оставьте свой комментарий:

You must be Войдите для создания комментария.


Последние комментарии:

Последние новости:
  • Як повернути частину сплачених відсотків за іпотекою. Податковий кредит.
  • Банки и застройщики. Что ждать в 2019 году?
  • Гра в іпотеку. Де і як отримати іпотечний кредит?
  • Главные нюансы и важные особенности страхования жилья
  • Національний банк затвердив перелік банків для стрес-тестування у 2019 році