Экономическая депрессия в Украине: симптомы, причины, последствия (вторая часть)

Экономическая депрессия в Украине: симптомы, причины, последствия - 2В следующем году темпы роста экономики, доходы населения сильно снизятся. Многие предприятия будут вынуждены остановиться на модернизацию, либо вообще будут проданы другим, более эффективным собственникам. Создаются реальные предпосылки, которые будут подталкивать украинскую экономику к модернизации. Колоссальная неэффективность украинской экономики также является активом.

О. Устенко. Следующий момент. У вас есть банковский сектор. Конечно же, хорошо, что он развивался, и все мы получила от этого удовольствие – мы покупали машины, квартиры, брали деньги в кредит. Украина в этом плане не исключение. Тоже самое происходило и в Штатах, когда дешевые кредитные деньги способствовали гигантскому скачку в строительстве. Средний класс и даже представители из маргинальных социальных групп могли себе позволить купить недвижимость, но, в конце концов, экономическая теория говорит, что если у вас есть огромный рост кредитов, а в Украине выдача кредитов росла по 50-70% в год, то неизбежно увеличивается количество невозвратов по ним. Это неизбежно, потому что вы просто потеряли бдительность. Вы раздавали кредиты всем, поскольку ваша маржа зависела от этого. Вы раздавали их туда-сюда и в результате у вас оказалось большое количество некачественных заемщиков. По крайней мере, существенно больше, чем в самом начале. Если вы посмотрите вот эти показатели, то они тоже не очень хорошие для Украины.

В любом случае, у вас есть три важных момента, когда вы делаете анализ макроэкономической ситуации в Украине, ее перспектив и уязвимости к мировому финансовому кризису.

Первый – большой дефицит счета текущих операций.

Второй – достаточно большое бремя долгов, прежде всего, краткосрочных.

Третий – недостаточно развитый банковский сектор.

В прошлый  раз я сказал, что слабый банковский сектор, но господин Лановой был очень против, поэтому я скажу недостаточно развитый.  С этим сложно не согласиться, также, как и сложно не согласиться, что есть международный финансовый кризис.

В. Лановой. Просто это все относительно, потому что я говорил, что из-за инфляции банкам легче возвращать кредиты. А на самом деле доверие к нашим банкам резко упало и сейчас банки, которые хотят IPO взять, то во Франкфурте или Лондоне им отказывают. Наши банки уже в два с половиной раза сели и уже нет такой прибыльности от продаж кредитов, как было год или два назад.

О. Устенко. В связи с этим мы можем говорить о более существенных изменениях. Существует же несколько разных моделей капитализма. Есть модель американская, когда вы поднимаете деньги через IPO, фондовый рынок, а есть альтернативная – немецкая модель, кредитная.

В.Лановой. Мы и то, и другое должны развивать.

О. Устенко. Проблема заключается в том, что сегодня у вас закрыто  и то, и то. Мировые фондовые рынки сейчас просто закрылись и кредитные ресурсы также недоступны.

В.Лановой. Интересно, что министр финансов Германии в бундестаге заявил, что во всем, что сейчас происходит в мире, виновата англо-саксонская модель.

Ю. Романенко. Меркель и Саркози также заявили, что кризис стал следствием безответственности США и долгосрочного невмешательства государства в финансовый сектор.

В.Лановой. Все правильно. Они так говорят, потому что они  сейчас теряют. Однако, когда эта англо-саксонская модель  работала, когда по плану Маршалла они получали миллиарды долларов после Второй мировой войны. Когда за десять лет произошел сумасшедший потребительский рост расходов в Европе, что они были вынуждены ПДВ ввести, чтобы сократить спрос, то это было хорошо.

О. Устенко. В любом случае сейчас нужны слаженные действия всех ветвей власти, а еще НБУ и Минфина по тому, чтобы не допустить финансового кризиса, либо минимизировать его последствия. Совершенно прав господин Лановой, когда говорит, что в среднесрочной перспективе все может хорошо получится, но для этого нам будут нужны активные и последовательные действия. У Украины есть потенциал, чтобы развиваться дальше и сюда будут идти инвесторы. Можно назвать массу причин, начиная с того, что мы находимся на границе с ЕС, у нас образованная рабочая сила в мире. Коэффициент посещаемости университетов 0,55, как во Франции.

В. Лановой. Знаете, что еще важно? Украина находится на твердыне, куда, как правило, ураганы не доходят, в отличие от Китая, США. У нас достаточно устойчивый климат, поэтому такая дорогая земля.

В. Устенко. И у нас есть колоссальная неэффективность, которая также является активом. Потому что, чем выше у вас неэффективность, тем меньше вы должны сделать относительную инвестицию, чтобы получить больший эффект. Нам не нужно придумывать каких то колоссальных инноваций, чтобы сократить энергопотребление, как, скажем, в Австрии или Франции. Здесь все очень просто, вплоть до того, что счетчики поставить, чтобы резко поднять эффективность.

В. Лановой. Да, мы стартуем с более низкого уровня.

О. Устенко. То есть в реальности в среднесрочной и дальнесрочной перспективе все достаточно неплохо, но краткосрочной перспективе есть серьезные проблемы, против которых нужно бороться.

В. Лановой. На самом деле сегодня высказали важную мысль, что разрозненность действий НБУ и  Кабмина удручающая. Такого не может быть. НБУ сейчас не объявил курс, а бюджет на 2009 год уже рассчитан. Я вообще не понимаю, как можно посчитать бюджет, не зная какой курс. Они не спросили у НБУ – а какая инфляция будет, по вашему мнению, ведь будете планировать денежные агрегаты, кредитный рынок и от этого будете видеть процентные ставки. Вы захотите валюту пускать или опять ее будете выталкивать. Кабмину нужно было спросить это  у НБУ, а тот обязан ответить, что по нашему предположению денежная масса будет такой-то, процентные ставки упадут либо вырастут, кредиты будут или не будут, они пойдут в производство или пойдут в потребление.  Все это зависит от Нацбанка, а он  сидит и ждет. В результате у нас выходит прекрасный бюджет, в котором на 35% растет зарплата бюджетников, а инфляция при этом минимальная – 9%. Откуда взяты 9%? ВВП вырастет на столько то и нам не нужно будет внутренних кредитов, – говорит Минфин, – так как мы возьмем внешние кредиты. Минфин уверен, что 2 млрд.долларов он сможет взять на покрытие дефицита бюджета за рубежом. А он спросил Нацбанк, валютный баланс  будет способствовать тому, чтобы взять кредиты  Минфину или он будет нарушать его. Это просто ужасающе, я не знаю, в 90-е годы такое могло быть. Я видел, как Ющенко говорил представителям правительства:

– Вы дайте нам бюджет, а мы посчитаем, какой будет валютный курс, а так мы не можем сказать.

– Нет, говорили мы ему, – вы нам выставьте курс в первом квартале, втором и т.д., чтобы все торговые операции заключались под этот курс. Чтобы игроки на рынке знали, что и куда вкладывать, чтобы они могли понимать им будет выгодно продавать или нет.

– Нет, – говорил он, – я подожду, когда они нам скажут.

Между тем,  денежная позиция вообще принципиальная. Кто-то из великих у нас сказал, точнее говоря, это сказал советник Балоги Вадим Карасев. Так вот, он сказал, что металлургическая отрасль является бюджетообразующей, поэтому ее падение уменьшит бюджет. Дорогие мои, наоборот – металлургия является бюджетопотребляющей, поскольку она производит металл 85% которого идет на экспорт, а ей возвращают 20% от его стоимости прямыми деньгами из бюджета за ПДС. В результате в бюджете на следующий год ПДС возвращается 80 млрд. гривен для экспортеров, а дают в бюджет 110 млрд. гривен. И получается, что бюджетоодбразующими получаются другие отрасли – торговля, например, потому мы платим за товары ПДС, который идет в бюджет. Вот вам политологическая точность.

Значит, правительству выгоден импорт и невыгоден экспорт. Кабмину до лампочки крики Бойко из Мариуполя, что у него там все остановилось. Даже наоборот, кое-кто, отвечающие за ПДС, скажут – так мы меньше будет возвращать ПДС, мы уменьшим бюджетные расходы. ПДС растет, курс поднимается, все шикарно в такой логике. Сейчас 60% рост импорта, по сравнению с прошлым годом. Такого никогда не было и,  если такая тенденция дальше будет продолжаться, и наше правительство вообще не понимает бюджет у него есть  реально. Вот она говорит – я раздам всем и плохим, и хорошим, вся Украины будет получать и мы владеем макроэкономической ситуацией. Тогда как в экономике развал – денежная система не работает, валюта не идет, процентные ставки непонятные и вообще непонятно, что будет через три месяца в Украине.

Нужна консолидированность. Нужно расширить полномочия НБУ до полномочий, как у Федеральной резервной системы США, а там, кстати, сейчас происходят серьезнейшие реформы. Там выдвинута Полсоном идея, что ФРС должна контролировать не только банковский сектор, но также ипотечный, страховой, венчурный секторы. Все финансовые институты, которые способы накопить и дать кредиты должны контролироваться ФРС, чтобы не допустить избыточного кредитования, страхования. Того, что произошло на ипотечном рынке, когда банки давали кредиты ипотечным организациям и их все устраивало,  ипотека была избыточной. Поэтому нам тоже нужно посмотреть на позиции НБУ, облечь его дополнительный полномочиями, чтобы он давал нам первый прогноз по инфляции. Даю пример. Имеет ли право выпустить сейчас компенсационные средства для погашения утраченных сбережений граждан? Политически – да, но нужно вложиться в денежный агрегат, если вы хотите дать 10 или 110 млрд. наличными, то нужно посчитать, сколько они дадут инфляции, при том, что наличные деньги и так будут поступать в оборот через банковские,  либо валютные инструменты. Но ведь этого ничего нет.

О. Устенко. Очевидно, что в нынешних условиях любое проедание, т.е. деньги пущенные на потребление пагубно скажутся на развитии ситуации.

В. Лановой. Я хочу сказать институционально. Нацбанк выведет эти параметры, а правительство должно быть частным лицом в экономике. Правительство, на самом деле частное лицо. Оно собрало деньги, оно же их распределило. Мы можем требовать – хорошо оно это сделало или нет, в правильном или неправильном направлении, например, под Евро 2012. Однако, правительство только один из частных субъектов экономики, а не оно должно диктовать НБУ какой должен быть курс, потому что нужно импорт повышать.

Ю. Романенко. С ваших уст прозвучало такое слово как  «аргентинский сценарий». Мы знаем о проблемах, с которыми столкнулась Аргентина в 2001 году, ранее Мексика в 1994 году и т.д. В Украине сейчас также складывается неприятная ситуация. Это понимают не только экономисты, но уже и обыватели. Вот давайте посмотрим на ситуацию в экономике с точки зрения обывателя, как в его понимании сводится дебит-кредит. За счет чего формировался валютный баланс страны – а) в страну заводили деньги экспортеры б) мы получали внешние кредиты в) деньги гастрабайтеров, около 20-25 млрд. долларов в год. Добавьте сюда (транзит газа и нефти) Украина и в принципе ясно как мы выходили на позитивный платежный баланс.

Сейчас по практически всем позициям мы входим в минус. По экспорту ситуация уже более чем очевидна – металлургия останавливается из-за резкого падения рентабельности и спроса на внешних рынках. По внешнему кредитованию ситуация также очевидна. Также резко сократится приток денег гастрабайтеров в Украину, поскольку депрессия  все сильнее проявляется и в ЕС, и в России, и в США.  Автозаводы останавливаются, стройки в Испании замораживаются, в Европе в банках уже уволены треть служащих и т.д.

В связи с этим в прессе все чаще поднимается проблема приближения Украины к дефолтному порогу, тем более, что перед глазами опыт Казахстана, где в прошлом году начался финансовый кризис. Дефолта там не было, но финансовые потрясения были более чем серьезные – мелкие и средние банки лопнули, пострадали даже крупные банки. В отношении Украины обозначаются уже конкретные даты – декабрь – максимум начало весны, когда можно ожидать серьезной дестабилизации финансовой системы.

В этом плане показательна ситуация с ПИБом, когда возникшая паника продемонстрировала, что у населения резко уменьшилось доверие к банковской системе Украины. Население уже успело снять более 6 млрд. гривен с депозитов.

Вопрос к господину Охрименко. Какое реальное самочувствие банковской системы? Есть ли серьезные предпосылки для «дефолтных настроений»?

Кризис – это хорошо

А. Охрименко. Сначала давайте отбросим все мексиканские сценарии. Украина нормальное государство. Да, мы не Европа – у нас абсолютно классическая экономическая структура. Обратите внимание, кто купил наши банки? Да, в мире кризис, но и что с того? В мире кризис – и у нас кризис, кончится там кризис, и у нас кончится. Все нормально, поскольку мы сейчас составная часть мировой банковской системы. На сегодняшний момент, то, что случилось   с ПИБом, если вы внимательно читали прессу, то поняли, что причина не в кризисе, а менеджменте. ПИБ – это последний из «могикан» после банка «Украина». Попросту говоря, такой себе «советский банк», который ушел из поля зрения НБУ. Если бы в свое время не купили Укрсоцбанк, то был бы еще один «кандидат».

Что касается банковской системы, то мы наблюдаем панику, связанную с изменением валютного курса. Она, конечно,  повлияла на общую ситуацию, но с другой стороны это явление нормальное для нашей экономики. Это мы уже видели в 1994-1995 и 1998 годах. Для нашей банковской системы такое явление привычное. Вспомним, также события оранжевой революции и что тогда происходило. Поэтому банковский сектор спокойно это переживет, конечно же, получив убытки и прибыли. Да, часть банков может пройти через реструктуризацию, но пройдет немного времени и вы будете удивляться, почему был такой ажиотаж на валютном рынке.  Наши банки, в отличие от товарных рынков, работают намного более качественно. У нас действительно европейская финансовая система, а у товарных рынков получилась немного такая себе «наша» система. Если сравнить с другими странами, то ситуация абсолютно не критическая. Вот говорят, что будет слабая гривна. Замечательно! У нас будет улучшаться внешней торговое сальдо. Помните ситуацию, когда у нас был избыток долларов, потому что была слабая гривна. Тогда начали применять меры, для того чтобы вытолкать экспорт и усилили гривну. Если сейчас сделать курс 5,5, как вы думаете, украинский экспорт станет интересным? Скорее всего, да. Металл станет интересным? Станет. С другой стороны возникнет проблема стоимости газа, потому что у нас газ дотируется для населения. Но, скажем так, это уже будет политическое решение – будет ли государство идти на уступки экспортерам или импортерам. Однако, то, что в следующем году у нас поменяется структура внешнеэкономического сальдо – это факт. Это произойдет как за счет общемировой динамики, так и за счет того, что у нас ослабла гривна.

С прямыми инвестициями у нас действительно проблемы. Сейчас существует большое недоверие и нужно просто подождать. Нужна пауза, чтобы реструктуризации можно было говорить о привлечении каких то существенных капиталов.

Ю. Романенко. Относительно экспортеров и снижения курсы гривны. Мне кажется, что вы все-таки чрезвычайно оптимистичны, когда считаете, что понижение курса гривны позволит и им быстро вернуть рентабельность. Давайте смотреть объективно. В мире полным ходом разворачивается депрессия. На западных рынках, которые потребляют конечную продукцию спрос падает. Например, автомобилестроение в Японии упало только за август на 12%. В  США еще больше на 25-30%. В Германии  многие автозаводы просто остановили на несколько недель. Таким образом, если говорить о наших основных экспортных позициях – металле и химии, которые дают львиную долю экспорта, то для них резко ухудшается коньюктура спроса. К  тому же для металлургов возник тот же Китай, который уже выплавляет более 33% мировой выплавки стали. Причем, конкурентоспособность китайских металлургов достигается не только за счет дешевой рабочей силы, но и за счет более современного технологического оборудования и вертикально интегрированных производственных цепочек, что позволяет значительно снизить рентабельность. Если у нас себестоимость достигла 750 гривен за тонну, то они могут предложить за 500-600.

В.Лановой. Совершенно верно, только за счет валютного курса нельзя увеличить экспорт. Наша конкурентоспособность сжимается как шагреневая кожа. Вы помните, что в 90-е годы мы продавали металл в Америке. Оттуда нас вытолкнули антидемпинговыми расследованиями, но значит, конкурентоспособность была высокой. Мы и в Европе почти во всех странах почти продавали, а сейчас продает только в Северной Африке, на Ближнем Востоке и соседних европейских странах. У нас сейчас низкокачественный металл, который мы в основном продаем в виде чугунок или стержней для строительства при стоимости 400 долларов. А если бы мы продавали трансформаторную сталь или для автомобилей, самолетов, судов, то ее цена достигала бы 4000 долларов. У нас же производство металла и его экспорт в физическом выражении не растет. Мы поднимались за счет коньюкутуры. Даже в этом году стоимость металла сначала выросла на 30% . а во втором полугодии начала падать, т.к. началась рецессия и металл перестали покупать. Нам нужна реконструкция отраслей. Нам не нужно столько металлургического комплекса, потому что это колоссальное энергетическое потребление, страшная экология. Есть огромные регионы, в которых просто жить опасно и т.д., и т.д. Нам не нужна такая супертяжелая структура экономики, а экономика информационная. А у нас даже законов нет, которые бы регулировали Интернет тот же самый. В Европе выпускаются целые директивы, которые защищают права, регулируют рынки, ПДС как взимать с информационной экономики и т.д. А у нас об этом вообще не ведется разговор. После этого мы хотим, чтобы к нам пришли инвесторы и закрыли дефицит платежного баланса. Они лучше 600 млрд. долларов в «Гугл» вложат, а не к нам. В 2005 году 4 млрд. к нам попали на «Криворожсталь», когда была надежда, что здесь пойдут в реформы. В Европе думали, что сейчас здесь заработают стандарты, институты и т.д. и их активы будут защищены. Теперь иностранцы останавливают строительство заводов в Украине, потому что неизвестно, что здесь будет за политическая ситуация. Нам говорят, у вас парламент Россию поддержал в грузинском конфликте. Это не прозападная позиция, а они все очень внимательно отслеживают. Я был поражен, когда в Бельгии мы разговаривали с нашими визави по свободной экономической зоне, которую мы уже два года обсуждаем, и они нам рассказывают, что у нас было в Верховной раде с утра. Это колоссальная для нас выгода, что нами так интересуются. Европы без Украины нет, и Евразии без Украины нет. Украина покажет, как двигаться России, если мы сами начнем двигаться.

Я хотел одну тему затронуть, потому что она важна. Вот сейчас говорили о плохом Проминвестбанке, о банке «Украине», о Укрсоцбанке. Как их приватизировали? Никто этого не знает,  и мы после этого хотим, чтобы ПИБ был хорошим банком? Да он направо и налево раздавал кредиты и первым лопнет после того, как промышленные предприятия начнут останавливаться. Я не хочу нагнетать обстановку, потому что там много вкладчиков, но что делает НБУ? Он принимает акции ПИБа под залог кредитов рефинансирования. Американское правительство, для того чтобы купить актив частных банков и ипотечных компаний запросило закон в конгрессе. У нас же реально будет происходить национализация частных банков, которые начнут лопаться, а акции останутся у НБУ. Извините, НБУ это государство, которое имеет право национализировать или же это кредитор?

Первый национальный банк возник во Франции, когда собрались четыре банкира и сказали – давайте создадим банк над нами у которого будут резервы  и он будет нас перекредитовывать, а не напрямую, векселями. То есть Нацбанк – это просто институт над институтами. Он над банками стоит, а не над их имуществом. Банки дают кредиты промышленности под акции. Это коммерция и вполне нормально. Если Национальный банк национализирует банк, у которого есть активы в промышленности, то нужен закон, чтобы он это делал. Вот почему я акцентирую внимание на действиях НБУ, который ведет себя, так как ЦНБ СССР. Потом ведь придет владелец национализированного банка и скажет – ну, дайте нам кредит, а мы на него выкупим акции. Это цирк  и никакого регулирования. Когда Ющенко был в НБУ, то законы о Нацбанке попадали в Верховный совет. Сейчас же вообще ничего нет.

Что нам не нужно позиционирование законодательное по валютному курсу? Что хотят, то и делают. Например, есть официальный курс НБУ, который сказал 5,05. Почему было 4,50? Какой закон возлагает на него ответственность за такое отклонение от курса. Или сначала пусть НБУ изменит курс и заявит, что будет 4,50 -5,50 и тогда все напрягутся. А НБУ заявил – не волнуйтесь, курс 5,05 останется, а потом взял и кинул рынок и не вышел несколько раз на биржу. Так и не нужно выходить, если ты такой «цнотливий». Во всем мире Центробанки не выходят на биржу, делая это через своих агентов, которым они дают кредиты. То есть, кредитная основа операций таких остается. Это серьезные вещи, а у нас говорят, мол, у нас просто так получилось  – Минфин и НБУ не согласовали курс, думали, что будет лучше, а оказалось хуже. Думали, вытесним валюту, а,  оказалось,  ее уже и нет и 6 гривен за доллар не потолок, хотя еще недавно нам обещали 3 гривны…. Нельзя чтобы банки нами всеми командовали и чересчур хорошо жили. Даже если будет хорошее состояние банковской системы, нам нужно чтобы и другие секторы экономики развивались.

Ю. Романенко. Еще один животрепещущий вопрос. Летом господин Охрименко делал прогноз, что падение цен на жилье на некачественном вторичном рынке-  хрущевках и т.д. может достигнуть 50%. Сейчас в Украине уже начался обвал цен на жилье, который касается и первичного рынка. Учитывая факторы, обозначенные выше, внесли ли вы какие то коррективы?

А. Охрименко. Сегодня недвижимость действительно выходит из моды. Это замечательно, честно говоря, ипотечный бум должен был пережить кризис. Сами понимаете, что когда такая большая диспропорция между качеством и ростом, то он не может быть вечным.

Сейчас будет наблюдаться закрытием многих проектов, незавершенки, при этом многие проекты будут скупаться и будет, взята затяжная пауза относительно нового строительства.

С рынка недвижимости ушли спекулянты. Не секрет, что многие брали кредит, покупали недвижимость, рассчитывая на рост. Сейчас спекулятивные деньги ушли и остались только покупатели. Теперь мы видим, какой реальный спрос, а он значительно ниже (к началу октября продажи  жилой недвижимости упали в 10 раз – прим. Юрия Романенко). Если исходить из реального дохода населения, то в идеале цены на недвижимость должны быть сбалансированы доходами населения. По такой логике вещей ее цена будет значительно ниже. Для вас не секрет, что банки значительно повысили ставки, хотя и не прекратили выдавать кредиты. Физическим лицам в таких условиях нецелесообразно брать кредиты. Мало того, за исключением больших строительных компаний, средние строительные компании не могут взять кредиты – банки им просто не доверяют, считая, что проекты просто не доведут до конца. Плюс все берут паузу, чтобы посмотреть, как сбалансируются рынок, а исходя из этого можно спрогнозировать – будет ли проект окупаемым.

Пройдет время и будем иметь другой формат ипотечного рынка, который должен стать более качественным. До последнего момента он базировался на ажиотаже, когда начинали строить до того, как продавали.  В идеальном варианте рынок ипотеки является консервативным и финансироваться он должен консервативно.

Доходы населения в 2009 году упадут минимум  на 7-10%

Ю.Романенко. Заканчивая, я бы хотел, чтобы вы дали небольшой прогноз на 2009 год. Какие тенденции вы видите? Какие будут проценты роста ВВП и основных макроэкономических показателей?

О. Устенко. Будет замедление темпов экономического развития. Это будет зависеть от нескольких факторов.

Во-первых, замедление темпов роста нашего экспорта, который до последнего момент имел хорошую позитивную динамику.

Рост ВВП в следующем году будет на границах 4-5%, то есть значительно меньше, чем в 2008 году. Рост будет базироваться, прежде всего, на реальном секторе – промышленности и АПК. Начнется реструктуризация самого реального сектора и начнется рост продукции с высокой добавленной стоимостью.

Мы считаем, что фискальный дефицит будет недопустим  и говорить о 1,5-2% дефицита непозволительно, учитывая дефицит платежного баланса, который возникает в 2009 году. Либо то, либо другое.

В-третьих, бюджет должен быть доработан. Мы не можем допустить бюджет проедания, учитывая реалии глобальной депрессии.

Уровень инфляции будет находиться в пределах 15 %. Это общие макроэкономические показатели.

Мы не делали никаких прогнозов по поводу обменного курса, а вот дефицит счетов поточных операций будет 8-10 %, в зависимости от того, насколько будет повышена цена на газ.

А. Охрименко. Во-первых, я тоже думаю, что исходя из ситуации темп роста ВВП притормозится, приблизительно до 5 % . Учитывая ситуацию, которую мы сегодня наблюдаем, инфляция будет больше чем 15 %, но не больше 20 %. Будет существенно меньше внешнее экономическое сальдо на товарном рынке, потому что с одной стороны у нас будет больше приходить денег за экспорт, а уменьшатся затраты на импорт. Новый курс доллара-гривни приведет до того, что часть импорта станет просто невыгодной. Кроме того, не забывайте что наш импорт и экспорт связан с газом. То есть будет меньше спрос на газ и на тот же импорт. Кроме того, если кто заметил, на наш импорт очень повлияли покупки новых машин. Конечно, в следующем году такого спроса на эту товарную группу не будет. Значит, соответственно будет меньше и импорт.

Но, это не самые главные показатели. Самое интересное, в первую очередь, в следующем году реально упадут доходы населения, минимум на 7-10 %, существенно возрастет безработица. Будем наблюдать высокие проценты на депозит, и высокие проценты на кредиты, поэтому спрос на кредиты будет в основном у промышленных предприятий, прежде всего, на короткое кредитование, до года. Потому что банки с одной стороны не захотят рисковать, а предприятиям не выгодно брать дорогие кредиты надолго. Существенно снизится выдача ипотечных кредитов, уменьшится выдача автокредитов, повысятся потребительские кредиты. Будет раскручиваться бизнес, связанный с покупкой и перепродажей бизнеса. Вот таким будет следующий год, а курс доллара будет зависеть от правительства. В зависимости от того будут ли стараться сделать гривну дешевой.

О. Устенко. Курс не может зависеть от правительства, а только от НБУ. Речь идет о том, что когда его понижали, сформировалось неверное представление о том, зачем его понижали. Речь шла, о том, когда об этом говорили в мае, в начале лета, что курс надо сделать более гибким, вот поэтому его отпустили, но побоялись на какое-то время.

В.Лановой. Вы не понимаете, что люди то делали сбережения в долларах, это были не  пенсионеры, а кто мог,  тот и делал, и средний класс, в том числе. Курсовой удар был очень серьезным. А что касается макроэкономики, то можно сделать, так как сделало правительство. Оно нам дало показатели, так называемые желательные показатели, и все мы тоже желали, чтобы инфляция была 9 %, а не 29 % и так далее.

Вообще при росте бюджета 60% идут на социальные потребности, вы не найдете там каких-либо технологических проектов, высокотехнологических проектов. Государство не помогает базовым предприятиям переходить на современные технологии. Так вот политический прогноз – это одно, инерция – это второе, и процессы, которые будет происходить, все это надо будет включить в макроэкономический прогноз.

Так вот, на мой взгляд, инерция ведет к понижению показателей роста ВВП. В нашей экономике, в этом году рост инвестиций составляет всего лишь 8 %. Если вы вспомните прошлый год, 2007, то рост инвестиций был 30 %. А понятно, что инвестиции есть способом роста производства в любом секторе. Инвестиций стало меньше, поэтому не будет инерции в следующем году, такой же динамичной и достаточной как в этом. Структурные факторы, которые будут влиять на показатели, не так как бы хотелось. Цены на газ вырастут, и мы видим, что цены на газ для промышленных предприятий растут еще скорее, чем международные цены на газ. То есть, хотим мы этого или нет, но часть этих предприятий, возможно даже 30 % должны остановиться, для того, чтобы заметить оборудование на более экономичное. Если они этого не сделают, то они будут приносить убытки. А кто будет покрывать эти убытки, неплатежи? Поэтому предприятия будут останавливаться сто процентов. Цена на газ будет около 400 долларов, цена на электроэнергию тоже вырастет.

Юрий Романенко. Извините, что перебиваю, но может не надо быть так пессимистично настроенными на цену на газ. Поскольку цена на нефть начинает падать,  она является существенным фактором в корзине ресурсов, к которым привязана цена на газ.

В. Лановой. Договор будет заключен сейчас, а цена на нефть через семь месяцев только повлияет на цену на газ. То есть, как говорит Россия и основной наш поставщик Туркменистан, мы ничего не хотим знать, мы хотим, чтобы газ в Украине стоил столько, сколько на границе с Польшей и  Словакией, но отнять нужно тысячу километров транспортных расходов. Вот  так говорит Туркмения, а Россия может прижать или не прижать нас, но она своим газом не будет с нами рассчитываться. Тем более, что они свой газ считают еще дороже чем туркменский. Поэтому мы реально зажаты. Если Россия убедит Туркмению, что цены на нефть падают, и давайте считать по меньшей цене, тогда да, но смогут ли они убедить? А они говорят, что в Европе цена газа по инерции следует по цене на нефть, то есть в Европе должно произойти снижение. Тогда Туркменистан скажет, что надо снижать и Украине. Хотя, конечно это объективные обстоятельства, психологические факторы давление на Россию, на «Газпром». Его капитализация уменьшилась в три раза. Он тоже теряет стоимость акций и инвестиций, доверие к себе. «Газпром» не сможет опять в кредит нам давать газ, то есть сложности в финансовом состоянии у него уже возникли.

Я хочу сказать, что пришло время, когда предприятия должны модернизироваться технически. Что касается кредитования, то оно уменьшается относительно потребности в этих кредитах. Поэтому эти два фактора будут играть на понижение ВВП формально. Уверен, что ВВП не будет больше 4 % в следующем году. Дайте посмотреть, какое будет правительство, каким будет НБУ, какая будет программа реформ в следующем году или ее не будет вообще. Будет ли бюджет таким красивым, с высоким ростом доходов, и с малым дефицитом, даже 2 %, и так далее. Наверное, он таким не будет, потому что цена на газ и расходы на коммунальные предприятия по уплате разницы цены на газ, будут столько отнимать денег из бюджета, что он не сможет справляться с другими своими статьями.

Теперь смотрите, если ВВП  не так быстро растет, а инфляция бьет, потому что объемы производства и ресурсы предприятия уменьшаются, и будут ли такими налоги как планируется.  Я думаю, что уже в этом году бюджетное поступление в России и в Украине уменьшаются по сравнению с тем, что планировалось. И что еще очень несимпатично в бюджете следующего года? Впервые вводиться норма, что остаток денег бюджетных на казначейском счету, а сейчас это 20 миллиардов лежит, которые официально Минфин может давать в долг банкам. Если это раньше делалось  стихаря, то сейчас это прописано в норме бюджета. Так я вас уверяю, что в следующем году остаток денег на казначейском счету будет не 20 миллиардов, а 40. и они найдут способы объяснить это, например тем, что деньги не хотят брать, и направят их банкам.

Ухудшение финансирования и такие непонятные тенденции – это не тот рост реальной зарплаты. Не будет у нас в следующем году такого роста реальной зарплаты. Поэтому, хотим мы этого или нет, но следующий год будет годом или реформ и реструктуризации, модернизации, сбалансирования финансов, поддержки высокотехнологического экспорта, а не сырьевого. Поэтому прогноз не очень хороший, но надежды на реструктуризацию и на экономически взвешенные решения. 

Источник – http://glavred.info

  Обсудить на форуме Обсудить на форуме  Подписаться на рассылку Подписаться на рассылку  Добавить свою новость Добавить новость Версия для печати 
 Опубликовано на сайте 17.10.2008 в разделах: Все новости    ]

Реклама:

Еще в разделе:
« 
 »

 Оставьте свой комментарий:

You must be Войдите для создания комментария.


Последние комментарии:

Последние новости:
  • Як повернути частину сплачених відсотків за іпотекою. Податковий кредит.
  • Банки и застройщики. Что ждать в 2019 году?
  • Гра в іпотеку. Де і як отримати іпотечний кредит?
  • Главные нюансы и важные особенности страхования жилья
  • Національний банк затвердив перелік банків для стрес-тестування у 2019 році