“МИБ должен был стать одним из чемпионов ипотечного роста…”

МИБ должен был стать одним из чемпионов ипотечного ростаЧетыре года назад Юрий Блащук покинул пост председателя правления ВАБанка (сегодня VAB Банк), чтобы возглавить абсолютно новую для украинского рынка специализированную банковскую структуру – Международный Ипотечный Банк. Ставку на украинский рынок сделал американский инвестиционный фонд Western NIS Enterprise Fund. Всеобщее воодушевление, многочисленные презентации, громкие имена, улыбки и аплодисменты… Ипотека считалась наименее рисковым активом, Украина демонстрировала высокие темпы роста, а еще свежие следы «оранжевой революции» подогревали общие ожидания.

Уже к середине 2007 года объем ипотечных портфелей украинских банков вырос в 13 раз, достигнув 40 млрд. грн. Но это было всего лишь 2,5% от ВВП, а развитые страны демонстрировали цифры 40-75%. Было куда расти, и МИБ должен был стать одним из чемпионов ипотечного роста… Должен был, но, увы, так и не стал. Во-первых, отрицательную роль сыграла полуторагодовая «раскачка» с полномасштабным стартом проекта. Во-вторых, и это главное, – с лета 2007 термин «ипотечное кредитование» стало для банкиров едва ли не ругательством и первопричиной всех их нынешних бед.

Первоочередная задача, которая стоит сегодня перед инвесторами, – спасти свои вложения, которые могут кануть в Лету на фоне неблагоприятной конъюнктуры. Найти ее решение должен тридцатишестилетний украинец с американским гражданством Грег Краснов. Его идея: создание на базе МИБа многопрофильного банка с акцентом на розничных клиентов плюс покупка двух-трех финучрежений, испытывающих сейчас проблемы. Консолидация банковской системы неизбежна для Украины. А тот процесс, который сегодня происходит в банковской системе Украины, похож на хирургическое вмешательство – болезненно, но после заживления будет значительно лучше для всех, уверен генеральный директор Platinum Bank Грег Краснов.

Когда вы осознали, что Международному Ипотечному Банку необходимо сменить название и философию?

Когда в 2006 году была создана компания IMB Group путем объединения Международного Ипотечного Банка и Family Credit, возникла определенная путаница в брендах. Поэтому мы уже давно думали о ребрендинге, однако окончательное решение было принято в середине прошлого года. Ведь уход с рынка ипотечного кредитования обуславливал необходимость смены названия банка.

Platinum ассоциируется преимущественно с private banking. Не было ли идеи перепрофилировать бизнес на управление средствами VIP-клиентов? Насколько это выгодно сегодня для финансовых
учреждений?

Это один из тех потенциальных минусов, о которых нас предупреждали аналитики, проводившие исследование бренда. Действительно, слово «платинум» имеет определенный подтекст эксклюзивности услуг, VIP-услуг и т. д. Однако мы не являемся банком, который фокусируется на эксклюзивных услугах, а занимаемся обслуживанием любого физического лица независимо от уровня доходов. Нашей стратегией является предоставление стандартизированных услуг, приближенных к потребностям большинства людей, в массовом режиме. Это некая финансовая «макдональдизация» с тщательным отслеживанием качества услуг при вменяемой цене. Поэтому мы не планируем выделять VIP-обслуживание в отдельное направление. В нынешних условиях экономики сложно предсказать, какой именно тип клиентов даст банку большую доходность. Мы хотим работать со всеми.

Включая корпоративных клиентов?

В первую очередь мы видим большой потенциал украинской розницы: как депозиты, так и кредитование недостаточно развиты по сравнению с рынками Восточной Европы. Корпоративное направление у нас развито слабо и пока не является частью нашей стратегии. Однако мы не исключаем, что со временем возникнет желание войти в этот сегмент.

Platinum Bank – один из немногих банков, который сегодня заявляет о кредитовании физических лиц. Сколько еще финансовых учреждений работает в данном сегменте?

На сегодняшний день банков, которые активно строят розничный кредитный бизнес, осталось мало. В основном это западные банковские учреждения, которые не имеют таких проблем, как отечественные. Поэтому и происходит перетекание средств клиентов из украинских банков в западные. В потребительском кредитовании (так называемой «рассрочке») у нас есть три конкурента. Это очень мало, учитывая, что еще год назад в данном сегменте работали около двадцати финучреждений. Если говорить о наличных кредитах и кредитных картах, то здесь конкуренцию нам могут составить пять-шесть банков, которые, впрочем, выдают кредиты в ограниченном объеме и с высоким процентом отказов.

Ипотечное кредитование закрыто для всех слоев населения, а долларовое кредитование фактически закрыто Нацбанком. Сегодня банки больше сосредоточены на том, чтобы собрать ранее выданные кредиты, нежели выдавать новые.

Каковы ваши дальнейшие действия с кредитным портфелем Международного Ипотечного Банка?

Этот портфель находится у нас на балансе и продолжает приносить доход. Его размер около $100 млн. Под эти кредиты у нас есть долгосрочные кредитные линии от международных финансовых учреждений, включая Мировой банк и ЕБРР. Вопрос просрочки у нас стоит не так остро, потому что мы не увлекались объемом как таковым, а использовали более консервативные принципы кредитования. Банк тщательно относился к оценке залога и соотношению кредитных средств к залогу. В среднем по портфелю соотношение суммы кредита к сумме залога было 50%. Даже после падении цен на недвижимость это дает нам хорошую подушку комфорта.

Каков уровень проблемной задолженности по ипотечным кредитам МИБа?

Уровень просрочки подскочил в декабре и январе из-за волны неплатежей, вызванных девальвацией. В общем объеме портфеля таких кредитов было около 5%. Мы стараемся работать с заемщиками, предлагать им различные варианты погашения кредитов. Худший вариант для нас – это изъятие залога, и со своей стороны мы прилагаем максимум усилий, чтобы решать проблемы с погашением кредитов на ранних стадиях. Благодаря консервативной кредитной политике и активной работе с заемщиками общий уровень проблемной задолженности (более 90 дней просрочки) в нашем ипотечном портфеле сегодня составляет менее 3% от всех кредитов.

А как вы оцениваете уровень просроченной ипотечной задолженности по банковской системе?

Я думаю, что эта цифра превышает 10% по сектору в целом, а в некоторых банках даже 20%.

Когда восстановится ипотечное кредитование?

В том объеме, в котором оно происходило, может не восстановиться в течение 10-15 лет. Ведь то, что у нас творилось на рынке ипотечного кредитования в последние годы, было определенной аномалией. Для того чтобы рынок ипотечного кредитования имел возможность развиваться, необходимо иметь развитый рынок долгосрочного ресурса. Уже неоднократно отмечалось, что в Украине средний срок депозита составляет полгода, а кредита – около 20 лет. В условиях ухудшения экономической ситуации увеличение «гэпов» (разрывов ликвидности) начинает давить на банки. И это тот урок, который украинский банковский сектор запомнит надолго. На более развитых рынках функцию консолидатора долгосрочных ресурсов выполняют пенсионные фонды, страховые компании, ПИФы. В Украине рынок управления активами находится менее чем на зачаточном уровне.

Вы ощутили на себе осеннюю депозитную панику?

С депозитами у нас ситуация интересная. Хотя мы и не проводим маркетинговых действий по привлечению депозитов, с сентября объем наших депозитов утроился. На мой взгляд, то, что происходит в системе, это не отток, а скорее перетекание депозитов из менее надежных в более надежные банки. Депозиты не составляют основную часть нашего баланса – на сегодняшний день это менее 15%. Именно излишняя зависимость от короткого депозитного фондирования сегодня вызывает те проблемы с ликвидностью, которые испытывают банки. Я уверен, что до конца года объем нашего депозитного портфеля значительно возрастет, возможно, даже в несколько раз.

Интересно, за счет чего?

Мы нацеливаемся на приобретение других банков и уже несколько месяцев активно работаем в этом направлении. Без существенного увеличения нашей сети у нас нет возможности развиваться теми темпами, которые мы себе запланировали. В течение трех последующих лет мы планируем в несколько раз увеличить наши активы. Вместе с тем я не вижу смысла построения собственной сети с нуля, ведь сегодня в Украине количество банковских отделений на душу населения значительно превышает средний показатель в Западной Европе. Более логичным для нас является решение приобрести банк и таким образом получить быстрый доступ как к сети, так и к тому депозитному ресурсу, который имеет банк.

А какие банки являются наиболее привлекательными для покупки?

Мы проанализировали весь украинский банковский сектор и выбрали те, с которыми хотели бы дальше двигаться вперед. Это средние банки, соизмеримые по размеру с Platinum Bank (размер баланса 1-2 млрд. грн.) и имеющие филиальную сеть из 100-200 отделений.

Предварительные договоренности уже есть?

На сегодняшний день мы находимся в фазе анализа (due diligence) трех учреждений. Возможно, в течение ближайших месяцев это приведет к обсуждению более детальных условий сделки.

Ранее было заявлено о выделении $100 млн. для покупок других банков. Бюджеты остались прежними? Как вы планируете оценивать банки?

Сегодня трудно оценить банк, поскольку мультипликаторы существенно упали. Те же бумаги, которые котируются в ПФТС, не являются реальным индикатором стоимости. Поэтому было принято решение, что структура сделки будет предусматривать своп акций, то есть обмен акций существующих акционеров этих банков на акции нашего холдинга. Это упрощает оценку банка, ведь таким образом нам проще говорить о каком-то паритете к собственному капиталу, нежели о реальных наличных ценах. А нашу избыточную ликвидность мы будем вкладывать в поддержку стабильности покупаемых банков и их развитие. Это специфика сегодняшней работы с банками и попытка их консолидировать, учитывая сложившиеся реалии.

Можно ли утверждать, что сегодня на банковском рынке диктует условия покупатель?

В Украине около 35% депозитов сконцентрированы в банках, которые имеют украинских собственников, еще 42% депозитов – в банках с иностранными собственниками, еще 23% депозитов – в банках с временными администрациями или находящимися в государственной собственности. Именно первая категория банков испытывает определенные трудности. Они не в состоянии сохранить ликвидность. Среди этих финансовых учреждений очень многие заинтересованы в том, чтобы либо объединить усилия с более сильным игроком, либо продаться. Однако покупателей сегодня действительно не так много.

Получается, что покупка банка – это шаг, на который вы готовы пойти в первую очередь из-за возможности приобрести готовую филиальную сеть. Вы рассматривали вопрос приобретения банковских отделений, которые сейчас многие финучреждения массово закрывают?

Мы рассматривали этот вопрос и даже обсуждали его с несколькими банками. Но здесь проблема в том, что еще несколько лет назад при покупке финансовых учреждений иностранными инвесторами, количество отделений являлось ключевым и прямо влияло на стоимость. Из-за этого процесс построения филиальной сети зачастую не отличался рациональностью как по стоимости отделений, так и по их доходности. Для нас есть смысл смотреть на те площадки, которые освобождаются, и обсуждать новые условия. Но даже таким образом мы не сможем быстро построить сеть из 100 и более отделений. Поэтому и было принято решение о покупке банка.

Будут ли иметь значение региональные особенности приобретаемой сети?

Если исходить из исторического развития Family Credit, то наша стратегия развития всегда строилась на развитии за пределами крупных городов, то есть в районных центрах, поселках городского типа и селах. В то же время мы смотрим, где находится депозитный рынок в Украине, а он очень сильно сконцентрирован именно в крупных городах. Сегодня у нас есть пять площадок в городах-миллионниках. Это имиджевые площадки, которые в апреле будут ребрендированы из Международного Ипотечного Банка в Platinum Bank. Мы будем развивать эти площадки, но больше нацеливать их на депозитный, а не на кредитный продукт. В свою очередь, акцент в кредитовании будет сделан за пределами крупных городов.

Вы говорили, что отделений в Украине слишком много. Каково оптимальное количество банковских отделений для нашей страны?

Оптимальное количество отделений на душу населения должно в первую очередь зависеть от уровня доходов самого населения, значит, для Украины средний объем всех отделений в системе должен быть ниже европейского. По нашим оценкам, количество существующих отделений в Украине должно сократиться наполовину.

А как, по вашим прогнозам, может уменьшиться количество украинских банков?

К концу 2010 года в Украине их может остаться около пятидесяти.

Что будет с банками, в которых сегодня введена временная администрация? Ждет ли их «летальный» исход?

Практика показала, что когда кризисы аналогичных масштабов происходили в других странах, Мировой банк ввел юридическую основу для решения подобных проблем. В результате, как правило, проблемные банки объединяются. Далее идет разделение на два юридических лица – так называемые хороший и плохой банки. В хороший банк перекладываются депозиты и хорошие активы. В этот же банк совершаются определенные вливания правительства, и, таким образом, происходит определенная очистка финансового учреждения при участии регулятора и государства. Совместно с экспертами Мирового банка и ЕБРР украинское правительство также подготовило программу рекапитализации украинских банков. На мой взгляд, программа правильная и логичная, но, к сожалению, правительство на сегодняшний день ограничено в средствах. МБ и ЕБРР заявили о готовности участвовать в данной программе, то есть де-факто финансировать Кабмин с целью дальнейшей рекапитализации банков. Но главным условием для этого является возвращение Украины за стол переговоров с МВФ. Надеюсь, что вернется. Если отслеживать нашу историю, то, как правило, именно в последний момент принимаются правильные решения. На носу президентские выборы. Надеюсь, что и в этот раз произойдет то, что происходило обычно. Ведь без денег МВФ нам никуда.

Сможет ли государство принять под свое крыло всех?

Те банки, которые пошли по пути введения администраций Национального банка или кураторства Национального банка, кроме проблем с ликвидностью испытывают существенный недостаток капитала. Я считаю, что в результате эти банки будут рекапитализированы правительством в обмен на контрольные пакеты акций. Скорее всего, со временем эти финучреждения будут объединены в новый банк. Вряд ли они выживут отдельно друг без друга. Существование 180 банков в Украине не имеет логического смысла. На развитых рынках процессы консолидации уже произошли, поэтому там более здоровый банковский сектор.

Чего, на ваш взгляд, следует ожидать от национальной валюты в этом году?

Платежный баланс Украины существенно улучшился, а основным фактором дальнейшей девальвации является отток депозитов из системы и «перекачка» гривни в доллары. Поэтому курс национальной валюты может сохраниться на текущем уровне до конца года.

Автор – ЕЛЕНА МОШЕНЕЦ
Источник –
http://www.investgazeta.net

  Обсудить на форуме Обсудить на форуме  Подписаться на рассылку Подписаться на рассылку  Добавить свою новость Добавить новость Версия для печати 
 Опубликовано на сайте 02.04.2009 в разделах: Все новости, Пресс-релизы    ]

Реклама:

Еще в разделе:
« 
 »

 Оставьте свой комментарий:

You must be Войдите для создания комментария.


Последние комментарии:

Последние новости:
  • Як повернути частину сплачених відсотків за іпотекою. Податковий кредит.
  • Банки и застройщики. Что ждать в 2019 году?
  • Гра в іпотеку. Де і як отримати іпотечний кредит?
  • Главные нюансы и важные особенности страхования жилья
  • Національний банк затвердив перелік банків для стрес-тестування у 2019 році